image description
contact us
Name* Phone* E-mail* Message*

Captcha*



Press about Auriga

Jun 12, 2001

Offshore Software Development: Russians Must Go Ahead

Izvestia

Oффшорноe программированиe:
Русские должны идти

"Утечка мозгов" как начальная стадия IT-развития



Алексей СУХАРЕВ

Сегодня налицо всплеск интереса к оффшорному программированию - сфере высокотехнологичного бизнеса, состоящего в производстве программного обеспечения по заказу из-за рубежа. Многие российские компании, работающие на этом рынке, не только выросли, но и достигли серьезных успехов

Оффшорный сектор IT-бизнеса в России заметно вырос за последние три года. Насколько - трудно сказать точно. Цифры, которые приводятся, не вызывают доверия, поскольку доля теневой экономики высока и здесь. Фактом является то, что аутсорсинг (от outsourcing - заключение договоров субподряда с внешним подрядчиком, чаще всего иностранным) появился и достиг зрелости.

Но каким бы ни был рост российского рынка, многим не дает покоя пример Индии. В бедной коррумпированной стране, находящейся в очень тяжелом экономическом и социальном положении, вдруг выросла современная индустрия программного обеспечения, которая приносит большие дивиденды стране и создает огромное число рабочих мест.

Показательно отношение к индийским компаниям наших бизнесменов и журналистов. Одни шапками закидывают, говорят: "Что нам эта Индия, они кодировщики, ничего толком не умеют". Другие, наоборот, говорят: "Куда нам до Индии". Как обстоит дело в действительности?

Наше исследование выявило следующую интересную картину. В 1999-2000 годах Индия экспортировала программную продукцию в 95 стран, причем 65% объема приходилось на Северную Америку (США и Канаду) и 23,5% на Европу. По прогнозам экспорт программного обеспечения из Индии, начиная с 2001 года, будет ежегодно удваиваться, и в 2008 году составит $50 млрд. Разумеется, важно не просто констатировать феномен такого бурного роста, но и выявить его причины. Они таковы.

Во-первых, наличие широкой образованной прослойки, говорящей на английском языке. Во-вторых, что тоже понятно, низкая стоимость рабочей силы. В-третьих, экспортно-ориентированная политика поддержки индустрии, которая проводится государством последние 20 (!) лет. При этом важно отметить, что сильнейший эффект она принесла после 1991 года, когда государственные инвестиции в телекоммуникации соседствовали с решительной либерализацией рынка, а индустрия получила доступ к кредитным ресурсам Всемирного банка.

Из факторов, на которые не принято обращать особо много внимания, можно выделить два. Первый - наличие мощного объединения производителей программного обеспечения Nasscom, в котором в конце декабря 2000 года состояло 797 компаний с 95% дохода по отрасли. Очень важно наличие большой индийской диаспоры за рубежом и ее активное участие в индустрии производства программного обеспечения.

На примере Индии ясно, что развитие индустрии происходит в три этапа. Сначала экспортируются рабочие руки, потом происходит аутсорсинг проектов, и только потом осваивается производство готовых программных продуктов. Экспорт рабочих рук принято называть "утечкой мозгов" и высокопарно осуждать. Но как иначе могло оказаться в элите программистов столько выходцев из Индии? Только в Силиконовой долине сегодня работает 300 тысяч индийцев, причем 5 тысяч из них - миллионеры. 7% IT-компаний возглавляют выходцы из Индии (среди них, например, один из основателей Sun Microsystems Винод Хосла, основатель Hotmail Сабир Бхатия). Только в Силиконовой долине выходцами из Индии основано 774 компании, в том числе 15 с оборотом от $100 млн до $1 млрд. Естественно, индийцы поддерживают развитие высокотехнологичной индустрии и образования на своей родине.

Пример Индии важен, потому что показывает несправедливость утверждений, будто бы "утечка мозгов" обязательно приносит вред государству и высокотехнологичной индустрии. Напротив, справедливым оказывается иной вывод: экспорт специалистов помогает создать плацдарм для развития высокотехнологичной индустрии на родине. Жалко, что в России это не все понимают.

Апрель. Бостон

Конференция по аутсорсингу в Бостоне прошла в середине апреля (мы писали о ней 26 апреля. - Прим. ред.). Ее организаторы ставили перед собой две задачи. Во-первых, улучшить имидж российских компаний. Во-вторых, свести покупателей и продавцов. К сожалению, второе не очень-то получилось. Потенциальные заказчики присутствовали, но не проявили себя. Деловых переговоров в перерывах не наблюдалось. Но это, по большому счету, трудно считать сюрпризом. Россия сегодня сталкивается с теми же проблемами, что и Индия 10 лет назад: у заказчиков нет доверия к нашим компаниям, нет уверенности в качестве производимой ими продукции. Обидно, но это - реальность.

Многие из участников конференции ожидали немедленного результата и огорчались, не получив новых контрактов. Но такие мероприятия, дают эффект не сразу. Все же обе конференции по аутсорсингу - и в Бостоне, и недавняя в Петербурге - были успешными.

Организатором американской конференции был Дэниэл Сатински, президент Российско-Американской торговой палаты Бостона. Он занимался отбором компаний, желавших принять участие в конференции, и утверждал, что ему приходилось порой отказывать, чтобы не портить имидж мероприятия. С точки зрения работы над имиджем конференция удалась. В Массачусетс съехались представители из 4 разных стран и 11 штатов. Мероприятие не было обделено вниманием прессы.

Для многих участников, пожалуй, главным результатом конференции стало знакомство не с западными, но с российскими компаниями. Было несколько наших компаний, руководители которых хорошо понимают, что делают. Удалось познакомиться - а это важно, т.к. собственных форумов мало. Выяснилось, что многие компании продвинулись гораздо дальше, чем можно себе представить. Кто-то уже сертифицировался на третий уровень CMM (Capability Maturity Model), а кто-то даже пытается попасть на пятый.

Сегодня существуют две основые модели стандартов для компаний, работающих в сфере производства программной продукции: ISO 9000 и CMM. CMM больше подходит для отрасли, потому что создавался только для производителей программного обеспечения.

Любопытно, что в случае со стандартами повторяется ситуация, которая была в США в автомобильной промышленности. Тогда стандарты придумывали американцы, но сами применить их не могли - для этого пришлось бы перестроить индустрию. Начинавшим с нуля японцам было проще. Вот и получилось, что через 20 лет американцам пришлось учиться у японцев делать автомобили. Мораль: если строить с нуля, то лучше сразу все делать правильно. Это хорошо видно на том же индийском примере. Пятого уровня CMM достигли всего 42 компании в мире, причем 25 из них находятся в Индии. Они даже создали институт имени Уотса Хамфри, разработчика стандартов.

В России производителей программ такого уровня пока нет. Но еще не поздно.

Май. Петербург

Конференция в Петербурге проходила в конце мая - начале июня. Она приятно удивила. Это первое у нас мероприятие такого масштаба.

Конференция была организована "Форт-Росс" - ассоциацией оффшорных предприятий Петербурга. Пускай опыт у них не очень большой, но председатель ассоциации Валентин Макаров человек понимающий, он учится. У них есть все шансы для успеха.

На этой конференции с российской стороны докладчики были даже интереснее, чем в Бостоне. Среди иностранцев - Эстер Дайсон, бывший председатель ICANN, Роберт Вильямс - бывший вице-президент IBM. Не знаю, как он связан с Россией и связан ли, но то, что он говорил, было очень интересно. Он пытался объяснить закон "20 на 80". 80% продаж должно идти существующим заказчикам, а 20% - новым. А кто общается с существующими заказчиками? Инженеры. Так вот, инженеры должны быть как продавцы, коммивояжеры. Увы, наши инженеры слишком часто считают, что они умнее заказчиков. А между тем заказчик - бог, вот правильное отношение к делу.

Еще из интересных участников конференции можно отметить германскую ассоциацию BitCom. От них выступал Матиас Вебер, менеджер по России. Было много скандинавов. Запомнились "круглые столы", особенно о роли государства в развитии оффшорного программирования.

Крупные компании часто считают, что чем меньше государство будет вмешиваться, тем лучше. Оно только мешает, дерет налоги (озвучила этот тезис Эстер Дайсон, модератор "круглого стола"). С этим категорически не согласен. Если так рассуждать тогда зачем в этом государстве что-то строить? Если государство не сможет отслеживать развитие процесса и ему способствовать, ничего хорошего не будет. Это утверждение тоже можно подкрепить индийским примером. В 1982 году Раджив Ганди принимал участие в создании информационной системы Всеазиатских игр. Поэтому, когда в 1984 году он стал премьером Индии, он уже понимал, что значит IT, у него было видение перспектив и он назначил легендарного доктора Сишагири директором Электронного департамента правительства республики.

Но движение было с двух сторон. Со стороны бизнеса "выступала" ассоциация Nasscom, она собрала вокруг себя крупнейшие компании и стала мощным лобби для индустрии. В Германии то же самое произошло с BitCom. А десять лет назад все было как у нас сейчас, типичная феодальная раздробленность. Есть "Форт-Росс", региональная ассоциация Петербурга, есть "АкадемСофт" (но там среди учредителей всего три компании, а остальные - институты), есть попытки создания московской ассоциации. Но общего лобби нет. Да и форума общего нет. Вот ничего и не происходит. Мораль: конференций, подобных питерской, должно быть больше, индустрия должна стать более интегрированной, лучше осознать свои потребности и выступать единым фронтом.

Автор - профессор, доктор физико-математических наук, президент компании "Аурига"


Back to the list