image description
contact us
Name* Phone* E-mail* Message*

Captcha*



Press about Auriga

Feb 14, 2005

Indian companies not only produce software, but also create millionaires (interview with Bart Higgins)

Vremya novostey,
Andrey Annenkov

Вице-президент старейшей российской офшорной софтверной компании «Аурига» американец Барт ХИГГИНС прежде работал в индийской Infosys -- той самой, которую посетил в Бангалоре в декабре прошлого президент России. О перспективах развития российской софтверной индустрии и индийском опыте подъема отрасли м-р Хиггинс беседует с корреспондентом «Времени новостей» Андреем АННЕНКОВЫМ.

- В чем прежде всего вы ощущаете разницу между работой в России и в Индии?
- Я не академический эксперт, могу говорить только о своем опыте. На уровне личных контактов, общения с людьми отличий немного. Но на макроуровне, на уровне основных характеристик, которые влияют на бизнес, отличия существенные. Прежде всего в управлении компаниями, организации бизнеса. Это не вопрос уровня компетенции программистов, русские программисты ничуть не хуже других, может, даже и лучше. Проблемы начинаются на уровне организации. Быстро создать новую команду, быстро ответить на новые вызовы заказчика, быстро добиться успеха -- эту задачу решает организация работы. Средняя индийская компания привлекает до 40 новых заказчиков ежеквартально. Возможно, это больше, чем удается всем российским компаниям вместе взятым. Проблема состоит в том, что различные подразделения российской компании плохо взаимодействуют друг с другом. Да, программисты должны быть хорошими, но и процесс разработки софта тоже должен быть хорош. Планирование должно быть хорошим.

- Все, что вы перечислили, в России хуже, чем в Индии, за исключением квалификации наших программистов, я верно вас понял?
- Да. Высшего уровня качества организации работы достигли все ведущие индийские компании. Это очень важно для того, чтобы привлечь заказчика.

- В России такие компании тоже есть, но их очень мало.
- Важен средний уровень, на котором работает компания. В российской компании достижение высшей оценки хотя бы на одном проекте -- это уникальное, особое событие. Компания должна иметь эффективное управление финансами, знаниями и навыками специалистов, причем не только программистов, а также отличную службу управления персоналом. Новый клиент должен быть очень быстро изучен, его потребности должны быть структурированы, описаны и переданы в работу программистам. Разные компании реализуют этот процесс по-разному. Необходимо организовать соревнование внутри компании, соревнование между различными командами. В него должны включаться все четыре упомянутые категории: программисты, финансисты, аналитики, кадровики. Все это в России очень слабо развито.

- А что вы скажете о российской бюрократии?
- Система образования, профессиональные объединения, общественные устремления и, конечно, то, как действует правительство, -- все это взаимосвязано, зависит друг от друга. Что касается софтверной индустрии, то в Индии, я думаю, правительство играло важную, но вторичную роль. Оно создавало возможности. Самое главное -- успех компаний. Он был основной движущей силой. Все остальные части системы вынуждены были подтягиваться. В России ситуация иная. Компании здесь не так сильны. Может быть, новая правительственная политика создания технопарков -- это всего лишь создание механизма, который приведет к разворовыванию денег. А может, все и сработает. Но даже если и сработает, этого недостаточно. Потребуется, как я уже говорил, иной уровень управления компаниями. И еще совершенно ясно, что правительство должно изменить отношение к IT-индустрии. В Индии, если вам приходит из-за границы оборудование, необходимое для исполнения работ по заказу иностранной компании, оно через таможню проходит очень быстро, буквально пролетает. Минимум бумаг, не надо ничего платить. А в России на таможне оформление длится неделю за неделей, требует кучи бумаг и денег, денег, денег. Конечно, это надо менять. Но для будущего индустрии этого недостаточно.

- Вам не кажется, что лучшие времена IT-индустрии позади, что она больше никогда не повторит бурного роста?
- Да, это зрелая индустрия, но она все еще растет. Большие индийские компании приближаются к 2 млрд долл. годового дохода.

- А темпы роста каковы?
- Около 65% в год на протяжении последних 12 лет. Причем растут как доходы, так и количество занятых. Это фантастика. Очень хорошие компании. Очень. Если идея технопарков здесь будет исполнена как надо, это привлечет в Россию индийские компании, надо быть к этому готовым.

- У нас зимы суровые, индусам будет трудно здесь конкурировать.
- А, понятно, почему технопарк создается в Новосибирске.

- А США есть технопарки?
- Немножко есть. В районах, отставших в экономическом развитии. Но создание технопарков государственной политикой, как в Индии, не является.

- Как долго вы готовы работать в российской компании?
- Не знаю. Я занимаюсь продажами, стратегией и организационным развитием. Последние два-три месяца -- именно организационным развитием, потому что считаю это главным ограничением роста бизнеса. Проблема не в рынке. Хорошие русские компании востребованы. Проблема в том, что у русских компаний маленький потенциал роста. Мы растем понемножку, потом приходится остановиться и для дальнейшего продвижения решить накопившиеся проблемы. Это и есть та работа, которой я занимался последние пять лет. Если нам удастся превратить «Ауригу» в масштабируемую, способную расти компанию, тогда я готов оставаться сколько угодно. Но если каждый год придется решать одни и те же проблемы, никакого резона оставаться нет. Не совсем. Индустрия у индусов создавалась начиная с 1984 года как минимум. Раджив Ганди сам хорошо разбирался в IT. Важнейшую роль сыграл его приближенный, д-р Сешагири, он понимал индустрию едва ли не лучше всех в стране и был при этом высокопоставленным чиновником. Единомышленником Ганди и Сешагири был министр финансов Индии. Эти трое — премьер, эксперт и министр — и обеспечили стране нынешнее развитие. Технопарки возникли, я уже сказал, в 90-м, а до этого шел упорный поиск путей достижения целей. Не обязательно, чтобы Путин понимал IT-индустрию, но руководство министерств должно знать ее досконально.

- Индия брала с кого-нибудь пример, когда планировала развитие своей IT-индустрии?
- Крупнейшие индийские компании очень похожи на Microsoft -- они производят не только программы, но и миллионеров. Обычные индийские программисты очень много и тяжело работают. Если их компания хорошо управляется, она выходит со своими акциями на биржу, а ее сотрудники получают опцион и становятся богатыми людьми. Infosys, например, произвела тысячи миллионеров. Ни криминального бизнеса, ни коррупции, ни воровства. Только честная работа, и ты -- миллионер.

- В России это возможно?
- Пока нет, но все ведь меняется. Хозяева российского IT-бизнеса, если их компании станут публичными, из миллионеров превратятся в миллиардеров. То есть всем, не только работникам, будет от этого хорошо.


Back to the list